Лечение неврозов

Лечение неврозов. Лечение и профилактика неврозов. Терапия невротических состояний.

Терапия невротических состояний зависит от степени их тяжести. Более легкие невротические состояния часто разрешаются спонтанным выздоровлением в силу того, что в жизни человека что-то меняется решающим образом, «направление опять оказывается правильным». Иногда решающей оказывается встреча с психотерапевтом.

Возможности помощи легче увидеть, когда невротическое поведение связано с психическим симптомом. Их труднее заметить, когда невротические структуры стали чертами характера личности, или выражающиеся психосоматически.

С начала этого столетия существует систематическая психотерапия. В большинстве психотерапевтических школ терапия означает помощь в самолечении. Однако, школы различаются по избираемому ими пути. Прошло немало времени, пока не выяснилось, что невротическое поведение нуждается в помощи психиатрических работников. До этого невротические «конечные состояния» скапливались в больницах для хроников, или же больные с истерией и обсессиями госпитализировались во время обострений для кратковременного успокаивания с помощью обычных лекарств.

При лечении неврозов больным надо дать возможность открыть все свои чувства, связанные с симптомом, именно те, которые им не нравятся, и которые, как они боятся, могут не понравиться другим. Ткнуть носом в неприятные для них стороны поведения или подозревать, что «за этим что-то кроется» облегчает для них возможность спрятаться и затрудняет самостоятельный поиск того, что скрывается. Нельзя полагаться лишь на то, что достаточно быть лишь милым с больным, чтобы он отважился взглянуть на скрытые от него стороны его психики. Скорее вы должны его подготовить к тому, что он должен приять из того, что кажется ему неприятным.

В том время, как раньше терапией неврозов занимались, прежде всего, частнопрактикующие психотерапевты, сейчас все больше подключаются к обслуживанию стационарные и амбулаторные учреждения. Частнопрактикующие психотерапевты часами работают с пациентами, проводят индивидуальную и групповую терапию, различаясь в используемых ими методах в зависимости от полученного образования. Для большинства пациентов свободное лечение благоприятно, поскольку они могут оставаться в привычной среде проживания. Однако, рабочее место частнопрактикующего терапевта недостаточно как в количественном, так и качественном отношении. В количественном отношении необходима большая обращенность к социальным контактам для налаживания нарушенных отношений. В качественном — становится все более очевидным, что к психотерапевтам попадают, прежде всего, молодые, умные, вербально дифференцированные, платежеспособные представители средних и высоких слоев населения, так что представителям низших социальных слоев с нарушенными отношениями не остается мест для лечения. Эти больные попадают сначала в учреждения. Сложность в том, что именно эти люди отвергают разговор как лечебный метод: я воспринимаю психотерапию как впустую потраченные деньги, это жизнь сделала меня больным, а жизнь трудна — что здесь может сделать разговор?

Часто именно договоренность с больным о терапевтических рамках расплывчата, ею пренебрегают. Говорят об общем «изменении личности», стабилизации и т.д. причём не становится ясно, что такое, и с больным не обговаривается легитимность такой постановки цели. Это возможно лишь, когда ожидания пациентов диффузны, ибо способность к более точному определению нарушенных отношений уже предполагает у них наличие поисковой установки. Всем людям трудно и страшно сообщить что-то о себе, «посмотреть на себя в зеркало». Коррекция этого страха связана с определением рамок лечения. Полагаться на пройденный неограниченный жизненный путь как на развитие часто связано с представлением о «неизлечимости». Терапевт должен знать, на какое время рассчитаны контакты с ним, является ли он человеком, который может связать себя отношениями надолго, или они через какое-то время могут выдохнуться, ибо пациент в большей степени, чем мы догадываемся, зависит от личности и толерантности терапевта и лишь однозначность может облегчить ему совладение с этой зависимостью.

При согласовании целей важно, чтобы изменения в больном происходили в зависимости от картины человека. Когда мы здесь говорим о нарушенных отношениях, это — часть нашей картины человека. Точно так же, как личность есть часть картины человека.

Всегда важно указывать на возможность использования групп самопомощи как формы помощи, пусть дополнительной.

Люди, склоняющиеся к невротическим решениям, на основе внутренней неуравновешенности склонны представлять себя в соответствии со своими или социально одобряемыми идеалами. Они и мы не допускаем позволения им быть эмоционально лабильными, ведомыми, малодушными (чтобы не сказать трусливыми), нерешительными. Часто терапевтические меры служат тому, чтобы получше спрятать эти стороны человеческого существования, а не раскрыть их. В этой связи нам следует спросить себя: можем ли принять в себе лабильность, нерешительность, малодушие, отсутствие лидерских тенденций. Можем ли мы жить, будучи не всегда эффективными и стабильными? Лишь признание этого общечеловеческого условия делает возможным профилактику и терапию!

Литературные источники:
Balint M. Der Arzt, sein Patient und die Krankheit. Stuttgart, Klett-Cotta, 8. Aufl., 1993
Balint M. Angstlust und Regression. Stuttgart, Klett-Cotta, 1994
 

Врач-психиатр, психотерапевт высшей категории, профессор, д.м.н.
Клиника «Психическое здоровье»

Рейтинг: 
Average: 5 (1 vote)

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не являетесь роботом.